Стихи про Женщин

Среди разных чудес, что пленят и манят,

Свет далекой звезды или вечность седых пирамид,

Есть одно, на котором всегда остановится взгляд,

Это — женщина, в ней природа все тайны хранит.

Несмотря на засилие боли и зла,

Чудо-женщина в доме тепло сберегла.

В жизнь обычную краски и звуки внесла,

В лихолетье быть королевой смогла.

Пусть же вас окружает людское добро,

Восхищенье мужчин, рук надежных тепло.

Пусть стихи и признанья звучат вновь и вновь,

Пусть почаще вам близкие дарят любовь!

В. Серых. Ты — женщина, и этим ты права,

От века убрана короной звездной,

Ты в наших безднах образ божества!

Мы для тебя влечем ярем железный,

Тебе мы служим, тверди гор дробя,

И молимся — от века на тебя!

В. Брюсов Все это значит в женщину влюбиться;

Кто испытал любовь, меня поймет.

Лопе де Бега, пер. В. Резниченко Ей имя —Женщина!

Какой бы ни была —

Красавицею юной, маленькою крошкой,

Или когда уж косы седина

Припорошила белою порошей:

Она — весна, и осень, и зима,

Да что там годы и природы время,

И жизнь, которая всего одна!

Не время подводить итоги, дорогая!

Ведь сердце в марте снова оживает

И ждет цветущего и ласкового мая,

И поздравленья с радостью

И дрожью принимает.

Ей имя — Женщина!

Она всегда горда, красива и нежна

И добротою до краев полна —

Любимая подруга, спутница, жена! Терять рассудок, делаться больным.

Живым и мертвым стать одновременно.

Хмельным и трезвым, кротким и надменным,

Скупым и щедрым, лживым и прямым;

Все позабыв, жизнь именем одним,

Быть нежным, грубым,, яростным, смиренным,

Веселым, грустным, скрытым, откровенным,

Ревнивым, безучастным, добрым, злым,

В обман поверив, истины страшиться,

Пить горький яд, приняв его за мед,

Несчастья ради счастьем поступиться,

Считать блаженством рая тяжкий гнет, —

Как часто нам пленяет взор

Небрежно женственный убор!

Батист, открывший прелесть плеч,

Умеет взгляд к себе привлечь.

Из кружев, сбившихся чуть-чуть,

Мелькнет корсаж, стянувший грудь,

Из-под расстегнутых манжет

Оборка выбьется на свет,

И юбок пышная волна

Под платьем дерзостно видна,

А распустившийся шнурок —

Для глаза сладостный намек.

По мне, так это во сто крат

Милей, чем щегольский наряд.

Роберт Геррик, пер. Г. Русакова Блаженны вы, страницы, ибо вам,

Дрожащим, как рабы при властелине,

Дано прильнуть к милейшим тем рукам,

В которых жизнь моя подобна глине.

Блаженны строки, что в своей пустыне

Я кровью напитал сполна,

Когда двум светочам — глазам богини —

В них мука смертная видна.

Блаженны рифмы, взятые со дна

Священных вод на склонах Геликона,

Коль милостива будет к ним она,

Мой хлеб души и благость небосклона.

Стихи мои, угодны будьте ей!

Что мне дело до иных судей.

Эдмунд Спенсер, пер. Е. Дунаевской; Где же ваши короли?

Вы прекрасны, Натали!

Ваши волосы атласны —

Вы прекрасны, вы прекрасны!

Упивался Сологуб

Алым соком ваших губ.

Сам воспел бы Мефистофель

Ваш такой чудесный профиль,

И Нерон бы занемог

Возле ваших стройных ног.

За пленительные ушки

Вас бы в жены выбрал Пушкин.

Став мишенью для Дантеса,

Он сказал бы: «Вы — принцесса!»

Обнял нежно бы за талию,

Вдохновился б. И так далее.

Но скажу я, не тая:

Ваш король пусть буду — я! Колдунья

Заколдую, заманю,

Пламенем любви сожгу.

И сама, горя в огне,

Буду помнить о тебе.

Буду помнить, как любил,

Как зимой цветы дарил.

И зима ушла тогда,

Я — весной твоей была.

Видно, плохо колдовала

Иль любви той было мало.

Только раннею весной

Ты ушел к любви другой.

Вспоминаешь ли меня,

Грешная любовь моя?

Вырван листик жизни той,

Где судьба свела с тобой.

Н. Елжова Женщине

Ты — женщина, ты — книга между книг,

Ты — свернутый, запечатленный свиток;

В его строках и дум и слов избыток,

В его листах безумен каждый миг.

Ты — женщина. ты — ведьмовской напиток!

Он жжет огнем, едва в уста проник;

Но пьющий пламя подавляет крик

И славословит бешено средь пыток.

Ты — женщина, и этим ты права.

От века убрана короной звездной,

Ты — в наших безднах образ божества!

Мы для тебя влечем ярем железный,

Тебе мы служим, тверди гор дробя,

И молимся — от века — на тебя!

В. Брюсов Мадонна

Не множеством картин старинных мастеров

Украсить я всегда желал свою обитель,

Чтоб суеверно им дивился посетитель,

Внимая важному сужденью знатоков.

В простом углу моем, средь медленных трудов,

Одной картины я желал быть вечно зритель,

Одной: чтоб на меня с холста, как с облаков,

Пречистая и наш божественный спаситель —

Она с величием, он с разумом в очах —

Взирали, кроткие, во славе и в лучах,

Одни, без ангелов, под пальмою Сиона.

Исполнились мои желания. Творец

Тебя мне ниспослал, тебя, моя Мадонна,

Чистейшей прелести чистейший образец.

Л. Пушкин Я люблю тебя, как море любит солнечный восход,

Как нарцисс, к волне склоненный, — блеск и холод сонных вод.

Я люблю тебя, как звезды любят месяц золотой,

Как поэт — свое созданье, вознесенное мечтой.

Я люблю тебя, как пламя — однодневки-мотыльки,

От любви изнемогая, изнывая от тоски.

Я люблю тебя, как любит звонкий ветер камыши,

Я люблю тебя всей волей, всеми струнами души.

Я люблю тебя, как любят неразгаданные сны:

Больше солнца, больше счастья, больше жизни и весны.

М. Лохвицкая Средь мрачных дней под гнетом бед

Из мглы туманной прошлых лет

В потоке радостных лучей

Мне светит взор твоих очей.

Под обаяньем светлых снов

Мне мнится: я с тобою вновь.

При свете дня, в ночной тиши

Делюсь восторгами души.

Я вновь с тобой. Моя печаль

Умчалась в пасмурную даль,

И страстно вновь хочу я жить,

Тобой дышать, тебя любить.

Д. Ратгауз Я помню чудное мгновенье:

Передо мной явилась ты,

Как мимолетное виденье,

Как гений чистой красоты.

В томленьях грусти безнадежной,

В тревогах шумной суеты,

Звучал мне долго голос нежный

И снились милые черты.

Шли годы. Бурь порыв мятежный

Рассеял прежние мечты,

И я забыл твой голос нежный,

Твои небесные черты.

В глуши, во мраке заточенья

Тянулись тихо дни мои

Без божества, без вдохновенья,

Без слез, без жизни, без любви.

В душе настало пробужденье:

И вот опять явилась ты,

Как мимолетное виденье,

Как гений чистой красоты.

Как неразгаданная тайна,

Живая прелесть дышит в ней —

Мы смотрим с трепетом тревожным

На тихий свет ее очей.

Земное ль в ней очарованье,

Иль неземная благодать?

Душа хотела б ей молиться,

А сердце рвется обожать...

А. Пушкин На заре ты ее не буди,

На заре она сладко так спит;

Утро дышит у нее на груди,

Ярко пышет на ямках ланит.

И подушка ее горяча,

И горяч утомительный сон,

И, чернеясь, бегут на плеча

Косы лентой с обеих сторон.

А вчера у окна ввечеру

Долго-долго сидела она

И следила по тучам игру,

Что, скользя, затевала луна.

И чем ярче играла луна,

И чем громче свистал соловей,

Тем бледней становилась она,

Сердце билось больней и больней.

Оттого-то на юной груди,

На ланитах так утро горит.

Не буди ж ты ее, не буди...

На заре она сладко так спит.

А. Фет Средь шумного бала, случайно,

В тревоге мирской суеты,

Тебя я увидел, но тайна

Твои покрывала черты.

Лишь очи печально глядели,

А голос так дивно звучал,

Как звон отдаленной свирели,

Как моря играющий вал.

Мне стан твой понравился тонкий

И весь твой задумчивый вид,

А смех твой, и грустный и звонкий,

С тех пор в моем сердце звучит.

В часы одинокие ночи

Люблю я, усталый, прилечь —

Я вижу печальные очи,

Я слышу веселую речь.

И грустно я так засыпаю,

И в грезах неведомых сплю...

Люблю ли тебя — я не знаю,

Но кажется мне, что люблю!

А.К. Толстой Я хочу быть твоею милой

Я хочу быть твоею силой,

свежим ветром,

насущным хлебом,

над тобою летящим небом.

Если ты собьешься с дороги,

брошусь тропкой тебе под ноги, —

без оглядки иди по ней.

Если ты устанешь от жажды,

я ручьем обернусь однажды, —

подойди, наклонись, испей.

Если ты отдохнуть захочешь

посредине кромешной ночи,

все равно — в горах ли, в лесах ли,

встану дымом над кровлей сакли,

вспыхну теплым цветком огня,

чтобы ты увидал меня.

Всем, что любо тебе на свете,

обернуться готова я.

Подойди к окну на рассвете

и во всем угадай меня.

Это я, вступив в поединок

с целым войском сухих травинок,

встала лютиком у плетня,

чтобы ты пожалел меня.

Это я обернулась птицей,

переливчатой синицей,

и пою у истоков дня,

чтобы ты услыхал меня.

В. Тушнова Это я в оборотном свисте соловья.

Распустились листья,

в лепестках роса.

Это — я.

Это — я.

Облака над садом...

Хорошо тебе -

Значит, рядом, над тобою — любовь моя!

Я узнала тебя из многих,

нераздельны наши дороги,

понимаешь, мой человек?

Где б ты ни был, меня ты встретишь,

все равно ты меня заметишь

и полюбишь меня навек.

М. Алигер Таежные цветы

Не привез я

таежных цветов — извини.

Ты не верь,

Если скажут, что плохи они.

Если кто-то соврет, чтоб об этом читал...

Просто эти цветы луговым

не чета!

В буреломах,

на кручах пылают жарки,

как закат как облитые кровью желтки.

Им не стать украшеньем

городского стола не для них

отшлифованный блеск хрусталя.

Не для них!

И они не поймут никогда.

Что вода из-под крана —

Это тоже вода...

Ты попробуй сорви их! Попробуй

сорви!

Ты их держишь,

И кажется руки в крови!..

Но не бойся,

цветы к пиджаку приколи...

Только что это? Видишь?

Лишившись земли, той,

таежной, неласковой, гордой земли, на которой они

на рассвете взошли на которой роса

и медвежьи следы, — начинают

стремительно вянуть

цветы! Сразу гаснут они!

Тотчас гибнут они!.. Не привез я

таежных цветов. Извини. Будь, пожалуйста,

послабее.

Будь,

пожалуйста.

И тогда подарю тебе я чудо запросто.

И тогда я вымахну —

вырасту,

стану особенным.

Из горящего дома вынесу тебя, сонную.

Я решусь на все неизвестное,

на все безрассудное — в море брошусь,

густое, зловещее, и спасу тебя!..

Это будет

сердцем велено мне, сердцем

велено... Но ведь ты же

сильнее меня,

сильней и уверенней!

Ты сама

готова спасти других от уныния тяжкого.

Ты сама не боишься ни свиста пурги,

ни огня хрустящего.

Не заблудишься,

не утонешь, зла

не накопишь,

Не заплачешь

и не застонешь, если захочешь.

Станешь плавной

и станешь ветреной, если захочешь...

Мне с тобой — такой уверенной — трудно очень.

Хоть нарочно,

хоть на мгновенье — я прошу,

робея, — помоги мне в себя поверить, стань слабее.

Р. РождественскийКогда, играя первозданной силой,

Творила этот мир природа-мать,

Она в тебя, о женщина, вместила

Всю красоту свою и благодать.

В тебе — порыв copyright-by-праздник грозы, зари сиянье,

Великолепье гор и норов рек,

Отрада глаз, души очарованье.

Тобою вечны мир и человек.

В тебе природа все твое искусство

Запечатлела, чтобы сказать: «Хвала!»,

И для тебя потом в порыве чувства

Влюбленного мужчину создала.


Войдите или зарегистрируйтесь , чтобы оставить комментарий

Лет десять тому назад попалось совсем небольшое стихотворение и заканчивалось оно так" сверкая рубенсовским телом" или похоже как-то. Автор -женщина. Не подскажете что это было? Что-то очень красивое...

Леола 02.03.2010

:evil: :evil: http://www.prazdnik.by/bitrix/images/forum/smile/icon_biggrin.gif :(

сергей 04.03.2010

какие замечательные стихи!!Просто дух захватывает!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Гость 05.03.2010

прелестно!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Ленчик 07.03.2010

8) просто супер!

илана 08.03.2010

прекрасненькие стихи

Лейла 08.03.2010

классные стихи! спасибо!!!!!!!

тамара 22.02.2011

чудные стихи!

тамара 23.02.2011

не подскажете стихотворение, автора не знаю, но последние слова такие "...мы все дети своих матерей"

Гость 24.02.2011

Замечательные стихи! Но я уже мнго лет ищу стихи Майи Румянцевой! Господа! Может кто-то откликнется Мой телефон в Казани 89196857399 Буду благодарна

Жанна 13.10.2011

Очень красивые стихи! Спасибо за прекрасние слова о нас - женщинах!!!!!!!

Елена 28.02.2012
Мы в Твитере